874 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Общая баня в деревне

Женская баня

Начало этой истории можно отнести к 1975 году, когда, как известно, «секса в СССР не было». Какой-либо научно-популярной литературы «про это» было крайне мало и ее было практически не найти. Разве что в журнале «Здоровье» (если кто такой помнит), да и то, как правило, в связи с каким-нибудь венерическим нездоровьем, что само по себе интереса к половым отношениям не разжигало. Голую женщину, например, проблематично было увидеть даже на картинке. Про Интернет никто еще и не слыхивал, видео не было, а в кино безусловными «порнографическими» лидерами были фильмы «А зори здесь тихие» с крошечным эпизодом в бане и «Табор уходит в небо», где Светлана Тома неслыханно смело показывала свои весьма ерундовенькие (с сегодняшней колокольни) сиськи.

Вот в это «благословенное» время я стал студентом вуза в одном из областных центров и поселился в студенческом общежитии коридорного типа, с «удобствами» в конце коридора и душевой на первом этаже. Душевая часто не работала, поэтому мы с приятелями стали регулярно наведываться в расположенную неподалеку городскую баню. Время посещения тогда не лимитировалось, можно было сидеть там хоть целый день.

Баня пользовалась популярностью у населения, была большой и двухэтажной. Общие моечные отделения занимали практически весь 2-ой этаж (девочки налево, мальчики направо). Каждое из них было рассчитано человек на 50 единовременного посещения, но при желании в них могли разместиться, не особо мешая друг другу, еще как минимум столько же. И, тем не менее, баня чаще всего была заполнена почти «под завязку», а по выходным скапливались большие очереди.

В дальнем углу моечного зала был выгорожен небольшой тамбур-закуток с дверью, ведущей в сторону женского отделения. Впрочем, то, что этот тамбур оказался сквозным и фактически являлся «черным ходом» в женское отделение, это выяснилось потом, а первоначально предполагалось, что это какая-нибудь кладовка или что-то вроде этого. И в течение нескольких месяцев мы не обращали на эту дверь никакого внимания. Ну, дверь и дверь. Спокойно мылись-парились и возвращались в общагу. Но в один прекрасный момент ситуация неожиданно прояснилась.

Как-то раз, припозднившись, я оказался в бане незадолго до закрытия, когда новых посетителей уже не пускали, а старые постепенно расходились. Выйдя в очередной раз из парной, я увидел, что в моечном зале уже вовсю трудится старушка-уборщица. Видимо, ей неохота было дожидаться официального закрытия бани, а хотелось поскорей отделаться и уйти. Дверь в тот самый закуток при этом была раскрыта нараспашку. Ясно было, что распахнутая дверь — дело рук уборщицы. Вряд ли божий одуванчик собиралась туда убежать, если кто из распаленных мужиков вдруг позарится на ее честь. Скорей всего, она просто не придавала значения тому, что дверь отворена. А за дверью был виден небольшой полутемный коридорчик длиной несколько метров, который упирался в другую дверь. Та дверь была вся в щелях. Сквозь щели пробивался свет, оттуда доносился звук льющейся воды и слышались женские голоса. Похоже, что та дверь вела прямиком в женское отделение. Разумеется, это сильно заинтриговало.

Чтобы проверить свою догадку, в следующий раз я специально пришел в баню ближе к закрытию, расположившись неподалеку от этой двери, а на ее ручку повесил пакет с банными принадлежностями. При этом слегка потянул дверь на себя и убедился, что она не заперта.

Ситуация повторилась. Уборщица опять появилась из этой двери, вновь оставив ее открытой настежь. Дверь на другом конце коридорчика действительно оказалась ведущей в женское отделение. В этот раз она тоже была наполовину приоткрыта, а за ней была виден небольшой сектор женского моечного зала. В этом cекторе никого не было видно. Но пока я демонстративно намыливался, изображая тщательную помывку и наблюдая за коридором, мимо двери в том отделении мелькнули несколько обнаженных женских фигур. Каждый раз это занимало одну-две секунды. Рассмотреть что-либо, конечно, было невозможно. Но само подтверждение того факта, что существует глухой «черный ход» к женскому отделению, возбуждало очень сильно, и воображение разыгралось не на шутку. Естественно, закралась крамольная мысль о том, чтобы как-нибудь при удобном случае сбегать туда подсмотреть.

И такой случай через недельку-другую действительно представился. Когда в мужском отделении на какое-то время оказалось мало народа, и никто в нужную мне сторону особо не смотрел, я осторожно занырнул в этот закуток, прикрыв за собой дверь.

Вот я и в этом заветном полутемном коридорчике, а в нескольких метрах от меня светится всеми своими щелями дверь женского отделения. Некоторое время я никак не мог решиться сделать эти самые несколько шагов. Останавливало даже не чувство опасности быть пойманным в этом коридорчике. В этом случае всегда можно было закосить под дурачка: мол, сами мы не местные, в бане первый раз, а потому случайно ошиблись дверью. Тормозило другое. Ведь это же голые женщины! Ведь наверняка встанет. И как в случае шухера бежать обратно в свое отделение со вздыбленным членом? Искушение заглянуть в щель все же перевесило — и я сделал эти несколько шагов.

Женщин в зале оказалось в это время мало. Четыре или пять, не больше. Ближе всех к двери мылась девушка лет 18-ти, с небольшой грудью и худенькой фигуркой балерины. Была еще женщина среднего возраста с хорошо развитыми формами. Остальные были уже достаточно преклонного возраста, на отвислости которых смотреть было неинтересно. Естественно, я сосредоточил внимание на первых двух. Подсматривал я за ними всего несколько минут. К моему удивлению, член мой моментальной стойки от всего увиденного не сделал. Так, припух слегка. Для постороннего глаза особо и не заметно. Видимо, сказалась определенная опасность ситуации. Решив, что для первого раза достаточно, я спокойно вернулся в свое отделение.

После этого случая походы в баню стали регулярными, а подсматривания за женщинами более продолжительными. Первое время некоторой нервозности добавляла необходимость постоянно оглядываться на дверь мужского отделения: не появится ли оттуда еще кто-то.

Был однажды случай, когда следом за мной в этот коридорчик заскочил один немолодой уже пидор и, увидев, чем я занимаюсь, предложил отсосать у меня. Я его послал чисто по-русски. Он чертыхнулся и ушел. После, вспоминая об этом, я раздумывал: а, может, стоило «уважить» его просьбу? Наверное, это было бы прикольно. Но, поразмыслив, пришел к выводу, что сделал правильно. От этой публики потом проходу бы не было. Их всегда крутилось в бане достаточно. Причем видно было их, как говорится, невооруженным глазом и за версту. Обычно встанет такой посреди раздевалки или моечного зала и по-собачьи ожидающе заглядывает в глаза всем мимо проходящим. Правда, каких-либо откровенных «клеющих» приставаний мне видеть не доводилось.

Вскоре было придумано небольшое остроумное приспособление, которое очень сложно было обнаружить в полутемном коридоре кому-либо постороннему, но которое могло наглухо блокировать эту дверь изнутри. Теперь можно было спокойно заниматься чем угодно и сколько угодно, не боясь быть застигнутым врасплох в самый неподходящий момент.

Но самым сложным в подобного рода «операциях» оказалось по возможности незаметно исчезнуть из мужского отделения. Дело в том, что, как водится, по определенным дням баню посещали большие компании любителей попариться, которые ходили туда уже много-много лет, хорошо знали в ней все ходы и выходы. Разумеется, знали и куда ведет эта дверь, и зачем кто-то в нее заскакивает. Сами-то они, конечно, были выше этого. Да, к тому же, в «том» отделении у кого-то из них могли оказаться жены и дочери (такое случалось.) Поэтому приходилось пережидать, когда они уйдут в раздевалку пить водку-пиво или еще как-то рассосутся из моечного зала. А это удавалось далеко не всегда. Но когда такой шанс предоставлялся, грех было им не воспользоваться. И тогда уже начиналось то cамое «развлечение», ради которого все и затевалось. Со временем даже выработался своего рода определенный ритуал.

Читать еще:  Нескользящая плитка для ступеней для крыльца

Первым делом производился общий осмотр женского зала, отмечались наиболее достойные для наблюдения «объекты» и места их базирования. Затем уже производилось целенаправленное наблюдение за ними. Как правило, в их число попадали молодые девушки с красивой фигурой и стоячей упругой грудью. Член, конечно, в это время «делал стойку». Но самый кайф при этом заключался в том, чтобы не начать его судорожно дергать, а дать ему «потомиться». Стойко выжидались моменты, когда девушки начинали принимать наиболее пикантные позы. Вот тогда уже рука ложилась на измаявшийся член, и начиналась упоительная дрочка. Когда начинало «подпирать», я на некоторое время приостанавливался, чтобы растянуть удовольствие и отдалить ту самую «точку невозврата», а потом снова и снова. («Я знаю точно: мужики меня поймут. У них у каждого такое в жизни было», — поет в одной из песен Игорь Николаев).

Девушки мыли свой мохнатый треугольник на лобке (бритых лобков в то время в бане не встречал), намыливали, как бы играясь, свои прыгающие груди, становились буквой «зю», ополаскивая в тазике только что вымытые волосы, а я «имел» и «имел» их под дверью во всех принимаемых ими позах. Дверь при этом забрызгивалась спермой порой едва ли не наполовину. Опустошенный и удовлетворенный, дав члену некоторое время вернуться в расслабленно-висячее состояние, я довольный возвращался в свое отделение.

Я не был прыщавым закомплексованным уродом, как это может кому-нибудь показаться. У меня все нормально и с внешностью, и с общительностью, и с общим развитием. Для меня никогда не было проблемой, например, познакомиться с девушкой. Начавшиеся в институте романы с однокурсницами, время от времени доходившие и до непосредственно интимных отношений, мало что изменили. Подобного рода «развлечения» продолжались еще не один год. Они порой затягивались и на час, и на два, и даже на полдня.

Сегодняшней молодежи невозможно представить, чем был для тогдашнего пацана такой почти свободный, почти безопасный и почти бесплатный доступ к такому царству женской наготы. При тогдашнем полном эротическом безрыбье это было в миллион раз круче самой крутой нынешней порнухи. К тому же, на мой убежденный взгляд, никакой сегодняшний стриптиз, даже самый откровенный и талантливо исполненный, не может сравниться с той простотой и открытостью женщин в бане, когда они не подозревают, что за ними кто-то наблюдает, а, возможно, даже и виртуально «имеет» их под дверью в этот момент. Да, подсматривать за женщинами в бане, конечно, нехорошо. То, чем я при этом занимался под дверью, наверное, было нехорошо втройне. Но, черт побери, до чего ж это было хорошо!

Работники бани про то, что мужики иногда заныривают в этот «черный ход», разумеется, знали. Но смотрели на все это сквозь пальцы. И относились к этому равнодушно. Примерно как к обязательному присутствию в бане тараканов, например. Более того, мне доводилось наблюдать, как женщина-банщица запускала в этот ход какого-то знакомого мужика, а сама при этом оставалась на атасе.

Прикольно было иногда после бани, попивая чай в фойе, наблюдать, как из женского отделения выходит только что «поиметая» тобой через дверь девушка и начинает наводить красоту перед зеркалом. Мол, в одежде ты тоже ничего, но я «знаю все твои родинки».

И однажды произошел исторический для меня случай. Я, как обычно, пробрался к двери женского отделения и уже собирался заняться своим любимым делом, когда в женском отделении появились две юные девушки и расположились неподалеку от скрывавшей меня двери. При взгляде на одну из них я просто остолбенел. И все у меня остолбенело тоже. До того она была хороша! Настолько сексуально-привлекательной девушки я еще не видел, хотя и пересмотрел к тому времени уже весьма и весьма немало. У нее была просто обалденная (в моем представлении) фигура с идеально красивой большой и стоячей грудью, тонкой талией, соблазнительным кудрявым лобком и аппетитно выпирающей круглой попкой. Картину дополняло красивое лицо, на котором больше всего выделялись умненькие глаза с прыгающими в них задорными чертенятами. Девушки мылись, дурачились, брызгались друг в друга водой, а я все смотрел и наяривал, наяривал и наяривал. Столько спермы у меня до этого не вырабатывалось, наверное, никогда.

И только потом до меня, уже совершенно опустошенного и начавшего успокаиваться, стала доходить мысль о том, что я никогда себе не прощу, если сегодня же не постараюсь познакомиться с этой девушкой, потеряв ее, по-видимому, навсегда. И знакомство все-таки состоялось, хотя никогда больше я до такой степени не волновался при знакомствах с девушками. Правда, произошло это не в помещении бани (это, на мой взгляд, не совсем удобное место для знакомств), а уже на улице, на остановке. И как бы совершенно случайно. Мы стали встречаться, а примерно через три месяца после знакомства произошла наша первая близость. Она оказалась девственницей, но природный темперамент довольно быстро (недели через две) разбудил в ней способность получать многократные оргазмы, и секс с ней превратился в фантастическую сказку. А через пару лет мы поженились. У нас двое взрослых сыновей, есть уже и внуки. А моя любимая жена до сих пор не подозревает о том, что я впервые виртуально «поимел» ее в той самой бане, еще до нашего официального знакомства.

До сих пор непонятно, что именно занесло их в тот раз в баню. Ведь ни моя жена, ни ее подруга никогда не были любительницами попариться. Спрашивать ее об этом напрямик я не мог. Тогда бы пришлось открыть ей тайну нашего знакомства. Ведь я как бы знать не знаю, что она в тот день была в бане. Видимо, это и был тот самый Его Величество Случай, которым я сумел вовремя воспользоваться.

Особенности устройства и применения деревенской бани

В деревенском быту баня выступала в роли универсального средства на все случаи жизни. Помимо гигиенической функции, она позиционировалась в роли врачевательницы и повитухи, без нее не обходились ни свадебные, ни похоронные обряды. Баня в деревне помогала увидеть потенциального жениха, предсказывала погоду и пророчила будущий урожай. Впрочем, обо всем по порядку.

Дарующая жизнь

В русской деревне баня была самым чистым местом с санитарной точки зрения. Особенно это касалось помещений отапливаемых по-черному. Фитонциды, содержащиеся в березовом дегте, настолько подавляли патогенную микрофлору, что стерильность тогдашней парилки можно было сравнить с операционной, в какой нибудь нынешней районной больнице.

Деревенская банька в течении трех, а порой и семи дней служила неким обособленным, самодостаточным помещением, в котором содержалась роженица с младенцем. Большой знаток русской старины и славянской мифологии С.В. Максимов писал: «Все твёрдо убеждены, что банник очень любит, когда приходят к нему жить родильницы до третьего дня после родов, а тем паче на неделю». Только после истечения этого периода времени, новорожденного торжественно вносили в дом и отец первый раз мог увидеть свое чадо.

Перед началом родов баню как следует протапливали, причем, в качестве топлива никогда не использовали сосновые, еловые или осиновые дрова. Предпочтение отдавали дубовым, березовым и кленовым. Для родильной дерево для дров нельзя было рубить. Собирали только сухостой, валежник, древесину намытую половодьем или, в идеальном случае, пораженную молнией.

Читать еще:  Как сложить печь для бани своими руками

Пол в бане плотно устилали соломой, особенно ценилась в этом деле ржаная и овсяная. Бабка повитуха по приходу в баню разбрасывала маленькие камушки, с приговором: «Камнем, да черту — в лоб», образно изгоняя нечистую силу из помещения. Во время родов помещение запирали изнутри, а роженица просила банника помочь легко разродиться.

Словечко от Бывалого! Знающие люди говорят, что после рождения ребенка деревенская баня должна была «отдохнуть». То есть ее не менее 12 раз должны были использовать по прямому назначению и только после этого принимать очередную роженицу.

Обычай рожать в бане не стоит приписывать исключительно славянской культуре, традиции такого характера сильны у большей части индоевропейских народов.

Соединяющая судьбы


Деревенские мыльни служили особым местом и в делах свадебных. Собственно, бани такого рода условно можно разделить на две большие группы: подвенечная для невесты в отчем доме и совместная для молодоженов на второй день свадьбы.

Подвенечная баня

Для невесты эта баня служила прощальной в родном гнезде. Специально для нее помещение выскабливали набело, украшали цветами и венками, устилали душистыми травами. Торжественную процессию похода возглавлял брат невесты, за неимением такового, в некоторых местах Русского Севера его с успехом заменял деревенский колдун, опоясанный рыболовной сетью. Второй, перед невестой шла близкая подруга, которая «разметала невесте тропку» новым веником, очищая дорожку от дурного и непотребного. Сама невеста ритуально всплакивала и причитала, прощаясь с девичеством.

Важно! Для любителей традиционных обрядов стоит помнить, что невесте не дают самостоятельно переступить порог бани, а вносят в помещение на руках.

Здесь происходило ритуальное расплетение косы, олицетворявший прощание с девичеством.

Баня молодоженов

Является обязательным ритуалом и в старое время игнорирование этой процедуры вызывало активное общественное порицание.

Баню для молодых, в доме жениха натапливала дружка, в некоторых районах, к этой процедуре допускалась сваха.

Естественно, деревенская банька для такого торжественного случая богато украшалась и вычищалась. Гости во время процедуры парения располагались вокруг помещения постукивая в чугунки и сковородки, отпугивая, таким образом нечистых и злых духов. Очень часто, после молодых баньку опробовали и гости, и что важно, так же попарно — мужчина и женщина.

Молодая жена обязательно берет расшитое полотенце, в подарок баннику, чтобы задобрить того и заручиться поддержкой и защитой при будущих родах.

Правила принятия традиционной деревенской бани

Как правило, в русских деревнях традиционным банным днем была суббота. Существовал, а в некоторых местах и сейчас практикуется целый свод неписанных правил, обязательных к исполнению. Некоторую часть из них мы приведем:

  • В бане в деревне не принято употреблять спиртные напитки. На пропарку нужно идти на пустой желудок для легкости и хорошего принятия организмом пара. Жажду утоляют квасом, морсом, чистой водой. Обязательное условие, никогда нельзя пить воду, приготовленную для мытья, какой бы чистой ключевой она ни была;
  • Придя в мыльню, не стоит сразу направляться в парную. Нужно посидеть в предбаннике, настроиться на хороший лад, дать телу адаптироваться к предстоящей термальной нагрузке;
  • Тогда использовалось правило: «в парной не сидят, а лежат». И оно не лишено практического смысла. Перепад температур в зоне ступней и макушки головы может достигать 40 градусов Цельсия, а порой и выше. Это обстоятельство вводит организм, особенно ослабленный и неподготовленный, в состояние температурного шока и ни о каком терапевтическом и общеоздоровительном эффекте речи быть не может. Горизонтальное расположение тела на полке предопределяет равномерное распределение теплового воздействия;
  • В деревенской русской бане очень требовательно подходили к выбору веника. Во-первых, никогда нельзя использовать еловый. Именно таким веником парили покойника, подготавливая его к переходу в иной мир. Во-вторых, самостоятельно связывая веники, не использовали нижние ветви древесной кроны и верхние, заготавливая сырье из средней части. Наилучшим временем для такого промысла считали период растущей Луны. Якобы, тогда древесная ветвь обладает наибольшей целительной силой. Если, все таки вспомнить о вениках хвойных пород то стоит, очевидно, упомянуть пихтовый, который незаменим для массажа и растирания при профилактике и лечении суставных хворей и можжевеловый, — именно он чемпион по созданию в парной непередаваемой душистой атмосферы;
  • Сельские бани не признавали мыла. Альтернативой ему служил щелок на основе золы из березовых дров, либо обходились скраблением, оригинальной процедурой, при которой распаренное тело обрабатывалось липовой либо ольховой дощечкой рабочая кромка которой была немного «размохначена» ударами твердого предмета. Скрабление тела прекрасно снимало верхний ороговевший эпителий, открывало и очищало поры, улучшало микроциркуляцию крови, как кожных покровов, так и мышц. Мочалка в старое время изготавливалась из липового лыка и ее воздействие на кожные покровы было схожим с процедурой скрабления. В южных регионах вместо щелока использовалась глина и растения с соком определенной консистенции, например мыльнянка или мыльный корень;
  • Общая баня в деревнях если сооружалась, то за общественный кошт и всем миром. Такие заведения отличались фундаментальностью и основательностью. К примеру, только печь могла достигать объема 12 — 16 куб. м. а вмурованный в нее котел бал способен вместить порядка 4000 л. воды. Конструкции таких прообразов общественных бань отличались поразительной теплоемкостью. Известны случаи, когда на первый день после протопки в бане парились, на второй она была горячая, на третий — в меру теплая для того, чтобы чесать льняное волокно;
  • Баньку в деревне не нужно посещать в одиночестве, как минимум, вдвоем. Так и париться сподручнее, да и в целях безопасности гораздо приемлемей. После посещения бани положено посидеть 20 — 30 минут в тишине, приводя мысли в порядок, а душу в умиротворение. А после этого и пропустить бокальчик пива или рюмочку домашней настойки на березовых почках или листьях смородины не грех.

Заключение

Деревенская баня, есть и будет нерушимой хранительницей традиций и народной мудрости. В течении столетий она аккумулировала знания и опыт целых поколений. В ней рождалась новая жизнь, соединялись судьбы, проходили будни и праздники, лечили хвори, наконец, через ее порог переступали в лучший из миров. Сохранение традиций является важной задачей сбережения аутентичности народа, поэтому на лесной опушке, да на берегу озера будет еще долго радовать русского человека, без званий и сословий.

Почему общие бани были нормой?

С самых древних времен мытье в банях было традиционным для русских. В XVI — XVIII веках благодаря свидетельствам и описаниям гостей из Европы, широко известно и о распространении общих бань в России.

Среди некоторых иностранцев и даже наших современников, ссылающихся на иностранные источники, распространилось убеждение, что бани того времени в Московской Руси, а затем и в Российской империи, были чуть ли не поголовно общими, то есть, в них мылись как мужчины, так и женщины.

Некоторые свидетели, выходцы из европейских пуританских стран, крайне удивленные существованием такого рода бань (хотя общие бани были не только у русских), были возмущены такой практикой и записали её в свидетельства развращённости.

Не приветствовала общие бани и Православная церковь на Руси.

Бани для горожан

Иностранцы, в те времена посещавшие Русь, которая ещё не прорубила «окно в Европу» (хотя контакты с ней никогда не прекращались и заимствования шли естественным путём), посещали, в первую очередь, города в торговых и дипломатических целях. И не удивительно, что именно там они встретили общие бани как массовое явление.

Как указывают историки, именно в городах общие бани и были распространены вплоть до конца XVIII века. Абсолютное же большинство в то время проживало в селах, и у каждой семьи была личная баня как обязательный атрибут. В таких частных банях, конечно, могли совместно париться мужчины и женщины, но как родственники, как члены одной семьи, что вполне естественно.

Читать еще:  Тюль на люверсах

Представитель высшего сословия, обеспеченные жители страны могли позволить себе частные бани и в городах. А для остального городского населения, хотя и немногочисленного, были общие бани. Именно в них шли париться не самые обеспеченные горожане Руси, а затем Российской империи. И именно здесь могли наблюдать иностранцы «бесстыжих девок» находящихся в одном помещении с мужиками.

Но были ли эти самые городские общие бани для будущего городского класса действительно таким страшным «очагом разврата»? Конечно, Православная церковь ещё со времён Ивана Грозного боролась с этим явлением: даже для святого, такие банные процедуры могут стать источником искушения. Но добиться окончательного запрета общих парных и введения раздельных удалось лишь во времена Екатерины Второй.

То, что феномен общих бань так долго продержался в православном государстве, а затем империи, несмотря на явные возражения, показывает, что эти самые бани так и не стали источником массового разврата.

По крайней мере, серьёзных свидетельств об этом нет. Иностранные свидетели пишут лишь о совместном мытье в банях мужчин и женщин, о неизбежных шутках и «лёгком флирте» (говоря современным языком), но не более того.

Как утверждают специалисты по истории банного дела (А. Дачник «Баня. Очерки этнографии и медицины»), для русского народа общие бани не переросли в нечто большее, чем источник шуток на тему взаимоотношения полов. Это и неудивительно, учитывая, что хоть Русь и не была протестантской пуританской страной, строгость нравов здесь была не меньшей.

Традиционный общинный уклад, православные традиции, менее радикальные взгляды на взаимоотношения полов позволяли людям того времени не акцентировать внимание на таких вещах.

В этих бытовых вопросах русские никогда не скатывались в религиозный фанатизм и пуританство. Но и былая развращенность языческой эпохи была преодолена. Это слияние традиции в народном быте и в мировоззрении простых крестьян и горожан позволяли без боязни превратить общие бани в «гнездо разврата» применять подобную практику в условиях городов.

Практика общих парилок постепенно была ликвидирована властями. И надо признать, что с ростом городов, их населения, европеизацией страны, её последующей модернизацией, это было неизбежно. Но для своего времени, явление общих бань было вполне органичным.

Как моются в бане разные народы?

Баня — изобретение славянское. Под этим словом понималось и понимается до сих пор теплое помещение для усиленного (с помощью березового веника, сильного пара и горячей воды) обмывания всего тела с притоком крови к коже и последующим отдыхом в предбаннике за квасом или чаем. В других странах с древнейших времен под словом «баня» подразумевалось обычное купание в емкости с водой. Например, древнеримские термы с бассейнами в помещениях.

Разумеется, у каждого народа имеются свои понятия гигиены, и они очень сильно различаются. Даже на заре человечества имелись неписаные «правила» купания. В пещерный век дикие люди купались крайне редко и лишь тогда, когда им приходилось жить поблизости с рекой или озером. В более позднее время купание постепенно вошло в регулярно совершаемое действие и обросло традициями. Порой они до наших дней странные и могут удивить.

Начнем с того, что такое «баня» у разных народов. Скажем, в скифских племенах это были небольшие юрты из подручных материалов. Эти юрты не использовались для жилья, поскольку носили временный (однодневный) характер и легко разбирались. В них перед мытьем заносили плоские камни и нагревали их на костре. Потом поливали горячие камни водой, а для особого запаха в юрте жгли пучки трав.

Очень похожа по устройству была и «баня» у индейских племен. Только вместо войлока сложенные конусом жерди накрывали выделанными шкурами диких зверей. Кстати, таким там остается устройство «бани» и сейчас. Любопытно, что для поднятия «настроения» в индейских племенах тоже используют травы и их семена, бросая их на раскаленные камни. Омовения на реке Ганг
Фото: Depositphotos

Капитальные места для купаний появились далеко не сразу. Первыми ими обзавелись народы Италии, Китая, Индии, Греции… Но все было представлено только как большие помещения для массового быстрого обмывания без каких-либо специфичных иных процедур. Для сравнения можно сказать, что нынешняя баня носит, прежде всего, лечебно-профилактический характер.

Наиболее эффективно этой цели отвечают вековые традиции русской бани. Она не столько для обмывания, сколько для укрепления всего организма и поднятия жизненного тонуса. Для настоящей бани заготавливали банные веники. Для них годились молодые ветки березы, на которых только появились листья и пахнут прополисом. Он в бане придавал особый запах воздуху. В процессе купания березовый прополис поступал в легкие и частично впитывался в тело через кожу при хлестании веником. Фото: Depositphotos

Традиция иметь именно березовые веники — давняя и очень прочная. Хотя в некоторых деревнях березу заменяют другие растения. Экзотика — веники из переросшей крапивы. Они на один раз, но зато после такого веника полностью исчезает в теле ломота. Правда, тут на любителя. Веник из крапивы удивляет даже знающих в банных вениках толк людей.

Конечно, баня у каждого народа имеет свои нюансы.

В русской бане иностранцев поражает парилка. Температуру в ней поднимают до уровня, чтобы «трещала» кожа. Традиционно после парилки надо ополоснуться холодной водой в теплое время года или выйти и броситься в снег зимой. Стресс для организма существенный. Иностранцы не понимают, в чем тут у русских прикол. Мы же не понимаем «особые» народные традиции других бань.

У русской и финской бань общие истоки. Но разница между ними кардинальная. Финская баня удивляет сухим горячим воздухом, подаваемым в помещение от электрических каминов. Такая технология позволяет быстро прогреть баню до высокой температуры. Хаммам — турецкая баня
Фото: Depositphotos

Похожий прием используется и в турецкой бане. Она тоже удивляет высокой температурой. Но нюанс в том, что в турецкой бане нагревают не сам воздух, а стены из мрамора. Сам же воздух очень влажный и конденсируется в капли. Дышать таким воздухом могут только опытные люди.

В японской бане отсутствует парилка. Это как-то не совсем понятно нам. Все купание в японской бане состоит из длительного многократного натирания мочалкой с обливанием раз за разом теплой водой и «отмоканием» затем в чане, в котором положено полностью расслабиться.

Не менее интересна и шведская баня. В ней имеются два особых отверстия. Одно находится под самой печкой (оно втягивает холодный у пола воздух), а второе — в парилке. В итоге в ней поднимается температура до очень высокого уровня. Выдержать ее более двух-трех минут сложно. Но зато жар заставляет хорошо пропотеть, что свойственно и русской парилке. В парилке
Фото: Depositphotos

Любопытно устроены ирландские бани. В них скопирован принцип работы римских терм. Удивляет у ирландцев то, что у них в бане не одна парилка, а три! Первая — относительно прохладная, вторая — заметно теплее, а третья — горячая. В ней низ выстлан кирпичами с отверстиями, в которые нагнетается горячий воздух.

Конечно, определенные особенности есть и в банях других народов, но я о них, к сожалению, ничего не знаю.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector